рус | eng Войти | Зарегистрироваться

Валерий Антипов: даже в самой критической ситуации Юлия не изменяла своей привычке съесть на ночь плитку шоколада

19.10.2014 22:30:01 | Фигурное катание | Новости

Сегодня, 19 октября, талантливая российская фигуристка, 16-летняя Юлия Антипова, выступающая в паре с Нодари Маисурадзе, у которой было диагностировано заболевание «анорексия», вместе с родителями вылетела из Москвы в Израиль. Она пройдёт курс лечения в специализированной частной клинике. Подробности лечения Юлии Антиповой специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Алексею Зубакову рассказал её отец Валерий Антипов.


- Ситуация с нашей дочерью по-прежнему напряженная, - сказал Валерий Антипов. – Но мы никого не хотим ни в чем обвинять. Мы желаем только одного – здоровья Юлии. Это не только наше родительское право, но и обязанность. К счастью, все стороны, задействованные в организации лечении Юлии, отбросили все обиды, амбиции, непонимания – и сумели прийти к решению, как спасти 16-летнюю девочку, попавшую в беду. Мы с женой Еленой пришли к твёрдому родительскому убеждению, что для организации эффективного лечения нашей дочери необходим её перевод в зарубежную клинику. И мы очень рады, что наши родительские чаяния были услышаны и поняты руководителями Министерства спорта РФ и Федерации фигурного катания на коньках России.


- На чем основывается ваше «твёрдое родительское убеждение», что лечить нужно – за границей?
- Чем дальше мы лечим здесь – тем глубже загоняем проблему.


- Ее плохо лечили в России?
- У меня нет претензии к отечественным врачам по их усилиям. Наоборот, лечение оказывалось в очень большом объеме. Но результатов – не было. Судите сами. Примерно три недели назад врачи начали применять углубленный комплекс мер по лечению Юлии. Он включает в себя физиотерапию, массаж, лечебную физкультуру на полу, так называемую «водяную кровать» – иллюзию купания в воде, электросон, барокамеру и так далее. Плюс, увеличили инъекции капельницей витаминов и особой питательной смеси, состоящей из углеводов и аминокислот, необходимых для организма человека. Два раза в неделю Юлия получала по полтора литра инъекций через капельницу питательной смеси и по 300 г витаминов (натрия хлорида, глюкозы) в день. Таким образом, еженедельно девочка весом 25-27 кг получала около пяти литров капельницы. Представляете, во что превратились её сосуды и вены? Однако вес не увеличивался. Он то поднимался, то опускался до прежнего уровня. 12 сентября, когда Юлию перевели в больницу по линии ФМБА, вес составлял 25,45 кг. Примененные вливания 17 сентября увеличили вес до 26,50. 19 сентября было 26,80 кг, а 22 сентября – 27 кг. Затем было принято решение на неделю убрать весы, и к 29 сентября вес упал до 26,20 кг. 30 сентября, после внепланового вливания инъекций питательной смеси, увеличился до 27,30 кг. Но уже на следующий день, 1 октября, опять случилось падение – до 26,85 кг. Несмотря на вливание 250 г натрия хлорида и принятия Юлией еды – 150 г каши и 150 г домашних котлет, вес к вечеру 1 октября остался прежним – 26,85 кг. А на следующий день упал до 26 кг. Как видите, динамика наблюдалась не очень обнадеживающая.


- В чем, по вашему мнению, проблема в лечении Юлии?
- Мы видим две основные проблемы. Первая – нехватка в России узконаправленных специалистов по анорексии и отсутствие в нашей стране специализированной клиники для таких больных. Вторая – непонимание или неумение понять, в чём причина проблемы. А у Юлии причина в том, что её всё время занятий спортом убеждали: её главные враги – вода, хлеб и макароны. Но если макароны и хлеб не так важны для организма, то без воды человек не может просто жить, существовать. Видели бы вы, как она решала проблему воды!.. Вводила воду в организм не питьем, а принятием душевых ванн. Не пила больше 100 г жидкости в день и постоянно ела лимоны – чтобы не было жажды. И вот именно здесь нужна помощь узконаправленных специалистов по психологии и психотерапии.


- А в России такие специалисты есть?
- Психотерапевтов, специализирующихся на анорексии, нет. А психологи – есть. И мы обратились к одному из них – Александру Князеву, который помог в похожей проблеме Любови Илюшечкиной. Александр Михайлович, несмотря на свою занятость, на наше счастье, согласился начать лечение Юлии. 2 октября он провел почти трехчасовой сеанс, после которого у Юлии появилась ещё большая уверенность, что она сможет преодолеть свою проблему. А психотерапевты есть в Швейцарии, Италии и Израиле.


- Почему вы ограничились только одним сеансом у Князева?
- Причина не в том, что нам не понравился сеанс Александра Михайловича. Хотя он, действительно, очень жесткий специалист, Юлия даже слегка испугалась его напора. Просто произошли обстоятельства, кардинально изменившие всю ситуацию с ходом лечения.


- Что случилось?
- 3 октября Юлия не выдержала 12-часовых нагрузок на организм – и написала отказ от приема через капельницу воды и питательной смеси. Для нас решение дочери, поверьте, стало таким же неожиданным, как и для врачей. Мы, как никто, понимаем, насколько важна для Юлии вода. Но нас успокоило её желание пить воду (и она стала её пить постоянно: начала с 300 мл в день, довела до 600 мл). Но в тот день, получив отказ Юлии, врачи забили тревогу. Даже подключили органы опеки и попечительства, сотрудница которых попыталась нас обвинить, что мы запрещаем Юлии принимать воду. Это было настолько абсурдно! Тем более, из уст сотрудницы, которая, как оказалось, даже не знала, что такое анорексия. К счастью, нас поняли в Министерстве спорта РФ и Федерациях фигурного катания на коньках России и Москвы. В этот момент стало легче. Мы почувствовали, что государство и спортивная общественность не оставят нас один на один с бедой. И Юлия почувствовала себя более уверенно, хотя и отказалась от капельниц. 5 октября она приняла первого посетителя – своего партнера Нодари Маисурадзе. Все разговоры, что мы были против встреч Юлии и Нодари абсурдны. Юлия – самостоятельная девушка, и ей было важно выглядеть соответствующим образом, поэтому она не хотела ни с кем встречаться, пока не чувствовала уверенности. А мы, начиная со 2 октября, вели активные переговоры с представителями государственной специализированной клиники в Израиле. И как только поняли, что в ней способны помочь Юлии, тут же уведомили представителей Министерства спорта РФ и ФФККР. Но 7 октября врачи московской клиники провели консилиум с нашим участием, на котором потребовали повлиять на Юлию – чтобы она дала согласие на прием капельниц. Но ещё до консилиума кардиолог отметил у нашей дочери ухудшение работы сердца из-за постоянных вливаний и обратил внимание на отечность ног. Поэтому после консилиума мы вынуждены были поддержать решение Юлии покинуть расположение больницы. И до самого сегодняшнего отъезда за границу находились дома.


- Как самочувствие Юлии сейчас?
- 7 октября, покидая клинику, мы произвели взвешивание на посту медсестры, которое показало – 26,20 кг. Утро 8 октября вес был – 25,70 кг. Но Юлия была очень рада находиться в домашних условиях, делала всё возможное, чтобы вес прогрессировал. У нее вновь заработал эффект глотания (долгое время нахождения в больничных условиях она глотать не могла). А вот проблему позитивного отношения к воде, к сожалению, так быстро решить не удалось. Однако Юлия за 10 дней дома не потеряла в весе. Он остался на том же уровне, что и в больнице, но без мучительных 12-часовых процедур вливания воды и питательных смесей два-три раза в неделю. Это, по нашему мнению, доказывает отсутствие какого-либо эффекта от капельниц.


- Вы общались с руководителями федерации?
- Конечно. А на встрече 9 октября с участием Александра Георгиевича Горшкова и Александра Ильича Когана присутствовала и сама Юлия. На ней мы поставили, как нам казалось, точку на данном этапе лечения. Руководители ФФККР заверили нас, что принципиальное решение о направлении для лечения за границу принято, все вопросы будут решены в ближайшее время, остались только формальные процедуры, которые должны были решиться в короткое время. Правда, сначала федерация отказалась сотрудничать с предложенной нами клиникой, мотивируя это её частным статусом. Нам предложили установить контакты с государственной клиникой в другом городе, оперативно подготовили копию эпикриза и других медицинских документов, отправили в Израиль. Но 15 октября мы получили ответ, что из-за отсутствия русскоязычных специалистов клиника готова будет обсудить вопросы организации лечения только в первых числах ноября, после завершения отпусков. В сложившейся ситуации мы решили не рисковать здоровьем дочери и самим занялись проблемой организации лечения в Израиле. Довели эту точку зрения до руководителей ФФККР, они экстренно поставили этот вопрос в повестку исполкома, назначенного на вечер 15 октября. После заседания нам сообщили о согласии на лечение нашей дочери в первоначально выбранной нами клинике. Но пока все решалось, в Израиле прошли праздники, после которых стоимость авиабилетов увеличилась с 12 до 100 тыс. рублей. Но медлить дальше было нельзя: сейчас артериальное давление у Юлии 70 на 40 мм, сахар в крови – 3,3, вес 25,7 кг. Поэтому использовали все средства и возможности, чтобы решить новую проблему – на этот раз с билетами. Приедем – и уже на месте будем ждать госпитализации, которая зависит от поступления на счет клиники денежных средств. Очень надеемся, что вопрос с перечислением будет решен быстро.


- А кто будет оплачивать лечение Юлии? Вы даже объявляли сбор средств, открывали счет.
- Счёт – это была не наша идея. Мы не очень хотели открывать его, потому что не верили в эффективность. И за несколько недель на него поступило – 28 тыс. рублей (причем, большую часть суммы перевели наши близкие друзья). Эта сумма слишком мизерная, чтобы покрыть хотя бы часть расходов. Поэтому полностью расходы на лечение Юлии взяла на себя Федерация фигурного катания на коньках России, за что мы искренне благодарны. А большую часть расходов по нашему с женой Еленой пребыванию в Израиле решил оплатить префект Зеленограда Анатолий Николаевич Смирнов, к которому с соответствующей просьбой обратилась вице-президент общероссийской федерации и президент московской федерации Ирина Яковлевна Рабер. Мы им очень признательны! Спасибо всем, кому небезразлична судьба нашей дочери Юлии Антиповой. Она очень хочет вылечиться. И, мы уверены, что вылечится. Ведь даже в самой критической ситуации Юлия не изменяла своей привычки съесть на ночь плитку шоколада. А это дарит нам оптимизм и веру в лучшее!