рус | eng Войти | Зарегистрироваться

Егор Коротков: может быть, я осознаю позже, что это высокий результат для меня – может, я и не достоин олимпийских медалей

20.02.2014 18:03:01 | Фристайл | Олимпийский турнир по фристайлу-2014

Сегодня, 20 февраля, на Олимпийских играх в Сочи фристайлисты разыграли медали в лыжном ски-кроссе. Весь пьедестал заняли французы. Россиянин Егор Коротков выиграл малый финал, став пятым в итоговой классификации. Специальный корреспондент портала TEAM RUSSIA-2014 Николай Пастухов узнал у Егора Короткова, доволен ли он своим результатом и чем он собирается жить после Олимпиады.

- Я четыре года готовился к Олимпиаде и настраивался на медаль, - сказал Егор Коротков. – У меня была задача - доказать, что российский ски-кросс дорос до пьедестала Олимпийских игр. Мне этого доказать не удалось. Да, это мой лучший результат в карьере, но я не могу быть доволен пятым местом. К сожалению, в ски-кроссе ты зависишь не только от себя, но и от соперников. Этим и интересен наш вид спорта.

- Вы выиграли малый финал. Это ли не доказательство того, что россияне уже способны бороться за медали?
- Я считаю, что я ничего не доказал. Если бы медаль была, то доказал бы, а так есть факт – пятое место. Ну, нет медали и все. Не доросли мы еще до них.

- Что стало причиной вашей ошибки в полуфинале?
- Олимпийские медали разыгрываются раз в четыре года. Никто из соперников не осторожничал. Все рисковали, подъезжали очень плотно, цеплялись за любую возможность. Я ехал первый, от меня ничего не зависело. Кто-то в момент прыжка зацепил носком своей лыжи пятку моей, и меня начало переворачивать в воздухе. Я смог приземлиться, но потерял скорость на достаточно пологом участке. Позже у меня была еще одна возможность выйти вперед, хотя бы попытаться. Но я даже не смог попытаться. Это уже моя ошибка. Это ски-кросс. Здесь так бывает. Да, в полуфинале мне не повезло, зато повезло в четвертьфинале, где я лежа заехал на финиш вторым.

- В четвертьфинале вы осознанно вытянули руки после падения, благодаря чему заняли второе место?
- Я же знаю правила. В борд-кроссе смотрят по доске, поэтому они выталкивают вперед доску. У нас же считается любая часть тела. Я видел, куда я катился и специально вытянул туда руку. Но, поверьте, это было неконтролируемое падение. Человек, который летел передо мной, а лететь с последнего трамплина 52 метра, потерял равновесие и упал. Я, чтобы не покалечить себя и его ушел в сторону и тоже не удержался на ногах.

- Как несчастье, произошедшее с Марией Комиссаровой, отразилось на вашем настрое?
- Мы только еще больше завелись. Сегодня мы сражались не только за себя, но и за нее.

- Если бы до Олимпиады вам сказали, что у вас будет пятое место, вы были бы рады, учитывая, что в сезоне вы так хорошо не выступали?
- Да, лучших результатов у меня не было, но я и не стремился показывать на этапах Кубка мира все, на что я способен. Я обеспечил себе место на Олимпиаде еще в прошлом сезоне, а последующие старты воспринимал только как подготовительную работу к Олимпиаде. Может быть, я осознаю позже, что это высокий результат для меня. Может, я и не достоин олимпийских медалей.

- А французы, занявшие весь подиум, достойны?
- Если честно, я в шоке. Французы весь сезон могут ехать абсолютно никак, но к Олимпиаде или чемпионату мира они подготовят себя хорошо и выступят так, как сегодня. Вам перед Олимпиадой ни один эксперт не дал бы такой прогноз. Три француза на подиуме - это нереально. Здесь очень много достойных и сильных людей, которые могли и, возможно, даже должны были стоять на пьедестале. Но Олимпийские игры непредсказуемы, а ски-кросс непредсказуем вдвойне.

- Есть определенные планы на продолжение карьеры? До Олимпиады 2018 года докатаетесь?
- Не могу ничего обещать, но здоровье и возраст позволяют мне выступать в нашем виде спорта. Посмотрим, какие стимулы будут, как будет настроена федерация. Решение зависит не только от меня. Жизнь – непредсказуемая штука. Я еще не решил. Сезон я точно доезжу, а там, возможно, имеет смысл остаться до следующего чемпионата мира. Медали чемпионата мира у меня еще не было.

- А если бы сегодня вы выиграли медаль, сказали бы: «Все! Хватит»?
- Возможно, да, если бы у меня было золото. Это пик карьеры любого спортсмена. После олимпийского золота может быть только еще одно олимпийское золото, но для этого нужно быть фанатиком или человеком, которому больше нечем заниматься в жизни. Я же не зациклен на одном спорте, я – разносторонний человек. Скорее всего, я после окончания карьеры не буду работать в спорте, если мне, конечно, не предложат условия, от которых я не смогу отказаться. В спорте я вижу себя только как спортсмена, который способен завоевывать медали.

- Вы говорите, что, скорее всего, не останетесь работать в спорте. У вас уже есть дело, которым бы вы хотели заниматься?
- Мысли есть. У нас в России непаханые поля возможностей. Будет желание – будет все. У нас в стране хоть и тяжело, но можно развиваться в любом направлении. Я такой человек, что буду работать сам на себя. Если я и приму предложение работать на кого-то, то только на очень хороших условиях. Я вообще не люблю от кого-то зависеть, люблю быть самостоятельным, мобильным, спонтанным. Не люблю «день сурка». Я не привязываюсь к местам, у меня по всей России много друзей, у которых я постоянно бываю в гостях.

- Вы сейчас живете в Трехгорном. Планируете оставаться там?
- Наверное, нет. Я всю жизнь буду с ним связан. Это город, который мне много дал, дал толчок моему спортивному развитию. У меня там родители, школа. Но вот постоянно жить я там, скорее всего, не буду, потому что город маленький и скучноватый. Я же люблю быть в эпицентре событий.

- То есть, Москва?
- Нет, Москва мне не нравится. Я там жил года три – посмотрел, нахлебался. Я буду жить на Урале. Мне там все нравится, просто перееду в город побольше: Миасс, может быть, Челябинск. Я много путешествую, хожу в походы, на охоту, рыбалку. А переехать в столицу и жить только ради денег не смогу. Всех денег не заработаешь, да и зачем они, если не можешь позволить себе свободу.

- Сегодня на трибунах у вас была личная группа поддержки?
- Лично за меня болеть приехало восемь человек. Среди них моя бабушка, которой уже много лет, племянник, брат. Мои родители были здесь – они работают судьями. Отец был сегодня в стартовой зоне. Единственная проблема – не было билетов. То есть я на свой вид спорта в своей стране не могу достать билеты для родных.

- Может, это хорошо? Значит, есть внимание, интерес.
- Это хорошо, только здесь можно было сделать трибуны гораздо больше, сделать зоны для зрителей на старте и по трассе. Если люди чего-то хотят, а им не дают - это не есть хорошо. От этого и интерес может поутихнуть. А тому, что сегодня было столько болельщиков, я очень рад. Такой поддержки я ни разу в жизни не видел. Считаю, если бы не было такой поддержки, не было бы и такого высокого результата.

- В Сочи посетите еще какие-нибудь соревнования?
- У меня в планах посещение как можно большего количества стартов. Я не понимаю людей, который уже выступили и сидят дома, смотрят Олимпиаду по телевизору. Надо ходить и поддерживать своих. У меня в рюкзаке лежит флаг, с которым Александр Смышляев выходил на подиум. Сегодня с ним планировал выйти я – не получилось. Но ничего, мы найдем ему применение. Вчера я был на гигантском слаломе и очень радовался за Вика Вайлда и Алену Заварзину. Также посещал могул, санный спорт.

- А тренеры не против такой активности перед стартом?
- У нас австрийский тренерский штаб. Он мне нравится тем, что не загоняет тебя в какие-то рамки. Тренеры дают тебе жить и развиваться, как личности. Ты же сам идешь к цели. Это не детский спорт, когда своих учеников нужно подгонять и воспитывать. Конечно, за несколько дней до старта я физически не мог позволить себе ходить куда-то из-за тренировок.

- По квоте в олимпийской сборной по ски-кроссу должно было быть восемь человек, а отобралось только пять. Это большая неудача для команды?
- Да, до квоты мы не добрали. Если бы Сергей Можаев не запрыгнул в наш «уходящий поезд», нас было бы еще меньше. Этот сезон в Кубке мира у нас вообще провальный. Мы не можем просто заехать в финалы – попасть в 32 сильнейших, чтобы поездить в четверках. Это показывает, что мы не подготовились к Олимпиаде должным образом.

- Плохие результаты в Кубке мира связаны с тем, что вы готовились к Олимпийским играм?
- В том-то и дело, что я не знаю, почему результата не было. Вроде едешь без грубых ошибок, а приезжаешь, а время плохое. Тем не менее, это никак не сказалось на настрое на Олимпиаду.

- Лично вам австрийские тренеры дали что-то новое?
- Каждый новый тренер привносит в команду свою специфику. Я считаю, что самое большое достижение Марио состоит в том, что он дал нам выход на хороший инвентарь. Сейчас у нас достойный инвентарь, с которым можно бороться за медали на мировом уровне. До этого мы ездили на магазинных лыжах. То есть, любой мог прийти в магазин и купить себе лыжи, как у сборной России по ски-кроссу. Это было смешно. В Ванкувер на Олимпиаду мы тоже приехали без лыж, точнее лыжи у нас были, но они были совершенно другого уровня. Они не ехали. Можно сказать, что в Канаду мы ездили чтобы посмотреть, что такое Олимпиада. Было понятно, что мы ни на что не претендуем, хотя мы потратили очень много сил, чтобы отобраться туда. Я очень благодарен Марио Рейфетцедеру за это.