рус | eng Войти | Зарегистрироваться

Этери Тутберидзе: Липницкой совсем нельзя кушать, мне её очень жалко, но я ничего не могу с этим поделать

20.01.2014 16:44:01 | Фигурное катание | Фигурное катание. Чемпионат Европы-2014

Вчера, 19 января, в Будапеште (Венгрия) завершается чемпионат Европы по фигурному катанию. В составе сборной России на пьедестал попали сразу два ученика тренера Этери Тутберидзе – Юлия Липницкая выиграла золото, а Сергей Воронов серебро. Выступление Юлии Липницкой специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой прокомментировала Этери Тутберидзе.

 

- Этери Георгиевна, история с Липницкой у вас длиннее, чем с Вороновым. Когда вы впервые увидели её, сразу разглядели будущую чемпионку?

- Юле был лет восемь, когда она приехала ко мне на просмотр. Наверное, каждый тренер ищет тот материал, с которым можно работать. Но отдельно материала не бывает, важны ещё родители. В тот момент я увидела, что Юля – это сочетание спокойной, адекватной, в меру умной, талантливой девочки и правильной мамы.

 

- К слову о правильной маме. Ваша дочь Диана ведь тоже занимается фигурным катанием?

- Да, но я, наверное, неправильная мама (смеется). Мама не должна быть тренером, а тренер не должен быть мамой.

 

- Почему не отдали дочь в другой вид спорта?

- Тогда бы я её совсем не видела. У меня просто не было другого выбора. Я каждый день провожу на льду около 10-и часов, и если бы моя дочь занималась чем-то другим, мы бы вообще не пересекались друг с другом. Так что, у дочери не было выбора. И хотя она сначала сопротивлялась, но потом сдалась (улыбается).

 

- А сколько ей лет?

- 16 января ей исполнилось 11 лет. Диана позвонила мне в Будапешт и спросила: «Мама, а что у меня завтра?» Я говорю: «Завтра у тебя произвольная программа» – в Москве проходили отборочные соревнования. Она спросила, что ещё. Я ответила: «Еще тебе нужно откататься хорошо», а она говорит: «Мама, у меня завтра – день рождения!» 

 

- Что в тот момент почувствовали?

- Мне, как маме, было стыдно. Я настолько ушла в соревнования, что забыла про день рождения ребенка.

 

- Но ведь и Липницкая за всё это время для вас тоже стала родным человеком?

- Когда проходишь со спортсменом определенный путь, где есть победы и неудачи – это объединяет. Прошлый сезон получился для нас очень сложным. Никто – ни Юля, ни я, ни её мама – не знали, будет девочка вообще кататься дальше, потому что у нее буквально опускались руки. И я рада, что в этом году она не только вернулась к нормальным тренировкам, стартам, но и доказала, что может бороться.

- Когда у Юли опустились руки, что почувствовали вы? Как пытались привести ее в норму? 

- Юле и сейчас очень тяжело, она каждый день борется с весом. Я в своей работе с таким не сталкивалась – ей просто совсем нельзя кушать. И мне очень жалко, что ей приходится столько терпеть, но ничего не могу с этим поделать. Она молодец, что с этим справляется. Когда ей нужно сбрасывать вес, она есть только порошок «Сквизи» – это клетчатка, которая дает энергию. Ей тяжело, и вес идет вниз очень медленно – по 100 граммов в день. Но она справляется, слава Богу. В прошлом сезоне вес скакал, из-за чего были травмы. Сейчас Юля держит вес, контролирует себя, хотя ей это очень тяжело дается. В этом вопросе сильно помогает мама. И хорошо, что федерация пошла нам навстречу – разрешила маме присутствовать рядом со спортсменкой, потому что для Юли это не просто прихоть, а серьезный вопрос. Юля – ребенок, ей всего 15 лет, и конечно, кто-то должен помогать. Да тот же «Сквизи» кефиром развести! Поймите, Юля себя всего лишает, ей действительно приходится непросто. После чемпионата России я позвонила и сказала ей, чтобы она держалась: «Юля, у нас будет всего 10 дней, мы не сможем за это время нормально потренироваться, если придётся гонять вес». Уже здесь я прочитала в одном из интервью, что Юля сказала про новогодний перерыв, про отдых: «Ну и что, что Новый год, я все равно сидела и тупо ждала тренировки, потому что ничего нельзя». И после Нового года Юля вышла на тренировку не в плюсовом весе, чего я боялась больше всего, а даже в небольшом минусе.

 

- В какой момент Юля стала такой сильной?

- Наверное, когда она прошла через стадии, когда вес был набран, потом сброшен, когда она пробовала кататься во всех этих состояниях – и ничего не работало. Она поняла, что соревноваться с соперницами в равных условиях можно только, если жестко следить за своим весом.

 

- Какие у нас отношения «тренер – ученик»? Ведь Юля, как и вы, сильный человек, сама признаётся, что не боится, но отлично понимает, когда вы шутите, а когда говорите серьёзно.

- Да, у Юли очень сильный характер, и дай Бог, чтобы она этот характер правильно применяла. Потому что в прошлом году мы с её мамой не могли сломить этот характер в нужную сторону.

 

- После победы на чемпионате Европы Юля впервые заплакала после соревнований. Ей часто приходится плакать, чтобы справляться с трудностями?

- Слезы радости я видела действительно в первый раз, а вот слезы огорчения вижу очень часто на тренировках. Юля – человек с амбициями, она хочет, чтобы всё обязательно получалось, поэтому на тренировках она расстраивается.

 

- Этери Георгиевна, вы счастливы за своих учеников или эти победы – дополнительный груз ответственности?

- Эта некая точка, ниже которой опускаться уже нельзя – это будет восприниматься болезненно. Когда мы в прошлом году завоевали с Юлей второе место на юниорском чемпионате мира (после победы в предыдущем сезоне) – восприняли это, как неудачу. В Будапеште мы сделали всё, что можно было сделать в данный момент. История случилась, нужно двигаться дальше, нельзя только забывать, что ниже опускаться уже нельзя – падать больно.